Легенды и документы тауйской церкви

Автор — Елена Владимировна Матюшова (независимый исследователь; г. Магадан)

предварительный вариант

Уходящий 2017 год был богат на памятные даты в истории православия России. Хотелось бы напомнить, что в этом году исполнилось 170 лет со дня освящения Иннокентием епископом Камчатским, Курильским и Алеутским новопостроенных церквей в селах Тауйск и Ямск. В настоящее время эти села входят в состав Магаданской и Синегорской епархии. История тауйской Покрова Пресвятой Богородицы церкви имеет не только документы церковного архива, но и свои легенды.

На протяжении многих лет кочует из одной статьи в другую легенда о том, что священник тауйской церкви Иларион Черных был сослан в Тауйск из Иркутска за какую-то провинность.

В Государственном архиве Магаданской области сохранился черновик рапорта священника Илариона Черных от ноября 1848 года, в котором он сообщает благочинному охотских церквей: «По требованию Охотского Протоиерея и Благочинного от 6 июля 1846 года за № 26 и по указу Иркутской казенной палаты от 23 февраля того же года № 2136 получено мною из Охотского казначейства, определенного к Тауйской Покровской церкви, дьячку Лесновской церкви Илариону Черных прогонных денег от Лесновского острожка чрез Петропавловск до Новоархангельска за 4368 верст, как дьячку на 2 лошади 131руб. 4 коп., а от Новоархангельска чрез Охотск до Тауйска за 6166 верст на 4 лошади (как священнику – М.) 369руб. 99 коп. равно и семейству моему: жене и одному сыну от Лесновского острожка чрез Гижигу до Тауйска за 2225 верст на 2 лошади обоим 66 руб. 75 коп. Итого получено мною 6-го июля 1846 года из Охотского казначейства на сумму 567руб. 78 коп. серебром». [1] .

Иркутская казенная палата упоминается в рапорте, как финансовый орган, через который в этот период осуществлялись выплаты духовенству Восточной Сибири.

Лесновская церковь располагалась на западном побережье полуострова Камчатка.

Во время первого путешествия по епархии в 1842-1843 годах Иннокентий, епископ Камчатский, Курильский и Алеутский в селении Лесновском встретился со священником Стефаном Вениаминовым (своим родным братом). Вероятно в это же время произошла первая встреча дьячка лесновской церкви Илариона Черных с епископом Иннокентием. В дальнейшем лесновская церковь была закрыта, как малодоходная. Священник Стефан Вениаминов переведен в новопостроенную палланскую церковь.[2] Дьячек Иларион Черных вызван в 1844 году в Новоархангельск для рукоположения во священника. В документах Российско-американской компании сохранились свидетельства о возвращении из Новоархангельска вновь рукоположенного здесь для Камчатки священника Илариона Черных. [4]

В предписании правителя Русской Америки А. К. Этолина от 3 мая 1845 года № 205, выданном командиру брига «Тунгус» подпоручику А. М. Гаврилову, среди прочих поручений записано: «По желанию его преосвященства епископа Иннокентия отправляется на вверенном Вам бригге в Аян священник Иларион Черных с причетником Иринархом Верещагиным. Дозвольте священнику исправлять свою обязанность, где только представится возможность на посещаемых Вами Курильских островах без малейшей, однако ж, чрез то задержки брига». [3]

Уже в 1845 году Новоархангельское Духовное Правление направляло указы тауйскому священнику Илариону Черных, но в это время он еще находился в заливе Аян. Как свидетельствует черновик рапорта священника от 1850 года: «Поступил в Тауйскую церковь местным священником в 1846 году 17 августа». [5]

В связи с изложенным, легенда о том, что священник Иларион Черных был сослан в Тауйск из Иркутска не нашла документального подтверждения.

Тауйская церковь была перестроена из часовни и освящена 23 декабря 1839 года. Строительство новой церкви, заложенной священником Стефаном Поповым в 1843 году по благословению епископа Иннокентия, продолжалось до марта 1847 года. [6]

Во время второго путешествия епископа Иннокентия по епархии в 1847 году были освящены новопостроенные церкви: 22 февраля в селении Ямск и 5 марта в Тауйске. Освящение совершалось с участием хора певчих Его Преосвященства. В приходо-расходной книге на постройку в Тауйске флигелей для священно-церковнослужителей сохранилась личная запись епископа: «В бытность мою в Тауйске остаточная сумма свидетельствована и оказалась вся на лице. Иннокентий Е.Камчатский марта 7 дня 1847 Тауйск». [7]

Кроме богослужебной деятельности священнику Илариону Черных следовало продолжить обучение детей Закону Божию, начатое его предшественником. Указы из Новоархангельского Духовного Правления поступали по самым неожиданным поводам и содержали предложения от которых невозможно было отказаться — «… не хотят ли заняться этим делом (священно-церковнослужители –М), которое без сомнения принесет честь и занимающемуся и всему Камчатскому Епархиальному Духовенству и будет приятно Св. Синоду». В 1846 году было предложено собрать сведения для Английского общества исследующего разные племена человеческого рода вне цивилизации находящиеся. [8]

В 1847 году возобновляется оспопрививание не только среди береговых жителей, но и распространяется среди инородцев. В августе того же года Иларион Черных выражает желание — прививать оспу инородцам и оказывать помощь больным простыми медицинскими средствами не иначе как только с письменными наставлениями от г. Врача. [9] С этого времени он два раза в год отправляет в Охотский оспенный комитет ведомости о не привитых предохранительной оспой для получения необходимых препаратов и контролирует работу Арманского оспенного ученика Кирилла Шехурдина. [10]

Охотский Земский Исправник Голенищев-Кутузов в январе 1851 года обращается к Илариону Черных с просьбой сообщить: «…не объявляли ли Вам некоторые инородцы о необходимостях прибытия Врача для предупреждения других господствующих между ними болезней и в настоящее время? – Вместе с тем прошу Вас также сообщить мне не замечено ли Вами, чтобы зараза, свирепствующая ныне между собаками, распространялась вредным влиянием и на другой скот, и какие против этого были принимаемы меры в бытность здесь в прошлом году Г. Окружного Врача Богородского.» [11]

Во время третьего путешествия епископа Иннокентия по епархии причту тауйской церкви 20 февраля 1851 года было выдано предписание о ежегодном отправлении из доходов церкви 25 рублей гижигинскому благочинному священнику Льву Попову на покрытие расходов для проповеди Евангелия среди язычников, живущих в Гижигинском округе. Такая сумма регулярно отправлялась. [12]

Еще в 1843 году священнику тауйской Покровской церкви Стефану Попову было дано позволение строить часовни по округе Тауйска. Часовни следовало строить с престолом. [13]

6 декабря 1852 года в Ольском селении была освящена часовня во имя Богоявления Господня, построенная иждивением Ольского общества. [14] В следующем году жителям Ольского селения было объявлено Архипастырское благословение Иннокентия Архиепископа Камчатского за постройку этой часовни. [15]

25 мая 1855 года в Арманском селении была освящена часовня во имя Святителя и Чудотворца Николая, построенная иждивением Арманского общества. [16]

Построенные часовни, кроме своего основного назначения, использовались священниками для выполнения обязанности по оглашению Манифестов, Указов Императора и Святейшего Правительствующего Синода. Так в декабре 1853 года в ольской часовне был обнародован Высочайший Манифест о движении войск наших в Придунайские Княжества. [17]

Предписание об обнародовании манифестов часто содержало фразу: «…дабы по предварительном сношении с местным гражданским Начальством (курсив-М) сделали зависящее распоряжение от Вас об отправлении по сему событию в первый Воскресный или Праздничный день пред Литургиею по прочтении Манифеста, Благодарственного Господу Богу молебствия с коленопреклонением и целодневным звоном». [18]

В 1852 году священнику Илариону Черных объявлена архипастырская признательность за труды его в обучении детей грамоте и Закону Божию. [19] В 1854 году по завершении обучения 4-х мальчиков тауйского прихода грамоте священник Иларион Черных получил в награду 35 рублей, дьячек Серапион Мамин – 25 рублей. Священник купил за 16 рублей лошадь, остальные деньги пошли на уплату долга купцу. [20]

Следует заметить, что в том же году в ямском приходе завершили обучение 14-ть мальчиков и в награду священник Михаил Масюков получил 130 рублей, а дьячок Иринарх Верещагин – 80 рублей. [21]

В 1856 году Якутское отделение попечительства вдов и сирот духовного звания сообщило, что священнику Черных объявлена благодарность от имени Его Высокопреосвященства (Иннокентия Архиепископа Камчатского – М) за значительный сбор средств в пользу попечительства в сумме 182 руб.70 коп. из которых – 7 руб. 50 коп. собраны деньгами и 1752 белки, проданных в Якутске по 10 коп. за каждую. [22]

В 1857 году на священно-церковнослужителей возлагается обязанность при отправлении детей в училища выдавать свидетельства о том была ли у них натуральная оспа либо привитая. Такая необходимость возникла в связи с отсутствием на протяжении пяти лет препаратов для привития оспы не только в Тауйске, но и в других селениях.[23]

В январе 1858 года священнику Илариону Черных предписанием благочинного из средств церкви разрешено было снабжать тунгусов в нуждах их на Ясак и порох. При этом следовало брать от Старост расписки. Такая помощь прихожанам оказывалась и другими охотскими церквями, однако, позже последовал запрет на выдачу займов из церковной кассы. [24]

При пожаре в тауйской церкви в 1857 году удалось спасти антиминс. В январе следующего года священник Иларион Черных получает разрешение благочинного отправлять в часовнях сел Армани и Олы Божественную Литургию на антиминсе, оставшемся от сгоревшей тауйской церкви. [25]

В этом же месяце он получает награду — бронзовый наперсный крест со свидетельством для возложения и ношения по установлению. [26]

На прошение священно-церковнослужителей с прихожанами тауйской Покровской церкви о разрешении построить им новый храм вместо сгоревшего, последовала резолюция Его Высокопреосвященства: «Построить новую церковь вместо сгоревшей просителям дозволить и не иначе в то же имя Покрова Пресвятой Богородицы. Заложить оную благословляю священнику Илариону Черных по плану, какой они для себя найдут удобным. Строителям, жертвователям и всем споспешествующим сему делу объявить мое благословение». [27]

Во время четвертого путешествия Иннокентия Архиепископа Камчатского по епархии в марте 1862 года в Тауйске был определен служить пономарем тауйской церкви сын священника Леонтий Иларионович Черных, с оплатой начиная с января текущего года (ему шел 14-й год-М). [28]

В тот же год начинает служить в ямской церкви дьячок Леонтий Никитович Черных (служил до 1890 года-М). В связи с тем, что у священно-церковнослужителей не всегда указывается отчество, некоторые исследователи рода Черных полагали, что в Тауйске и Ямске в этот период служил один человек. Как оказалось это были два человека – представители разных ветвей многочисленного рода Черных. [29]

По ходатайству Иннокентия Архиепископа Камчатского перед Св. Синодом священник Иларион Черных в числе других священников, служащих в Камчатском и Охотском округах, был награжден пенсией. Сумма была начислена за период с 1 июля 1850 года по 1 января 1863 года и составляла 858 рублей. [30] Деньги эти позволили ему рассчитаться с долгом перед Якутской духовной семинарией, приобрести приличную одежду своим детям — семинаристам Николаю и Никодиму, оплатить за содержание их за прошедший год и за два года вперед. [31]

В мае 1864 года вновь строящаяся тауйская церковь была готовы к освящению, только не были получены иконостас и образа. [32] В ноябре того же года Иннокентий Архиепископ Камчатский поручил обозрение церквей Охотского, Гижигинского и Камчатского округов Павлу Епископу Якутскому Викарию Камчатской епархии. [33] 22 декабря 1864 года Епископ Павел прибыл в Тауйск и на следующий день освятил Тауйскую церковь при Антиминсе, освященном в 1847 году марта 5-го дня. [34]

25 декабря епископ Павел посвящает в Стихарь пономаря Леонтия Иларионовича Черных и определяет его дьячком тауйской церкви с января 1865 года. В тот же день епископ Павел назначает шестилетнего дьяческого сына Иннокентия Мамина на половинный пономарский оклад, с тем, чтобы жалованье выдавалось его родной матери – вдове Евфимии Маминой. [35]

По исповедной росписи тауйской Покровской церкви за 1866 год священнику Илариону Леонтиевичу Черных исполнилось 54 года, его жене Татьяне Исаевне — 44 года, детям: Николаю – 16 лет, Никодиму – 15 лет, Ирине 14 лет. Дьячку Леонтию Илларионовичу Черных – 18 лет. [36]

В 1869 году старший сын Илариона Черных – Иннокентий Черных – служит священником охотской Спасо-Преображенской церкви. [37]

Среди детей священника Илариона Черных не удалось установить Петра Черных, которого ряд исследователей упоминает, как потомка Тауйского священника Илариона Черных. Петр Алексеевич Черных, служивший священником ямской Благовещенской церкви с 1880 по 1888 годы, а с 1889 по 1907 годы – священником миссионером Гижигинского округа Восточной Сибири корякской походной церкви с совмещением обязанностей настоятеля гижигинской Спасской церкви, вероятно, является представителем другой ветви рода Черных.

В некоторых публикациях указывается год смерти священник Илариона Черных 1879 г., но ряд документов указывает на то, что его земной путь завершился в 1876 году:

-15 июля 1876 года Тауйскую церковь посетил Павел Епископ Камчатский, Курильский и Благовещенский, о чем сохранилась запись в венчиковой книге, выданной причту на 1876 год. [38]

— в августе того же года священник ямской Благовещенской церкви Михаил Замякин сообщил исправляющим должности псаломщиков и церковному старосте тауйской церкви о Предписании Павла Епископа Камчатской епархии, согласно которого тауйская церковь принята под управление отца Михаила на неопределенное время. [39]

— в 1877 году вдове умершего священника Илариона Черных Татьяне Исаевне было назначено пособие в размере тридцати пяти рублей из средств Камчатского епархиального попечительства о бедных духовного звания. [40]

— 30 января 1878 года последовал Указ Камчатской Духовной Консистории о принятии священником Николаем Черных тауйской церкви от заведующего этой церкви – священника ямской Благовещенской церкви Михаила Замякина. [41]

На долю Татьяны Исаевны Черных выпало пережить не только мужа, но и двоих сыновей:

— Исайя умер в июле 1860 года будучи учеником Якутского Духовного Училища;

— Николай утонул в декабре 1895 года при поездке по тауйскому приходу.

Татьяна Исаевна умерла 10 сентября 1897 года в возрасте 75 лет. [42]

Сыновья священника Илариона Черных в меру сил и способностей продолжали дело отца на ниве просвещения народов охотского побережья.

 

Список источников

  1. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 10., л. 68об.
  2. 300 лет православия на Камчатке. Витер И.В., старший научный сотрудник Камчатского государственного объединенного музея [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.kamchadaly.ru/fio/print.php?t_name=kamchad_pub&id_cont=185&title=ПРАВОСЛАВНАЯ+ЦЕРКОВЬ+НА+КАМЧАТКЕ+В+XIX+ВЕКЕ.
  3. Российско-американская компания и изучение Тихоокеанского севера, 1841-1867: сб. док. М.: Наука, 2010. С. 109. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.kuriles-history.ru/doc_1841-1867/ История Курильских островов Дата обращения 21.02.2017.
  4. Там же С.117
  5. ГАМО ф. Д- 2, оп.1, д. 11, л.68 об.
  6. ГАМО ф. Д- 2, оп.1, д. 2, л.11 с об.
  7. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 12, л.71 об.
  8. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 10, л.51 об.
  9. Там же, л.70 об.
  10. Там же, л.92.
  11. Там же, л.98-99 с об.
  12. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 12, л.19.
  13. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 8, л.20, 27.
  14. Там же, л.24.
  15. Там же, л.22.
  16. Там же, л.28 об.
  17. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 12, л. 79.
  18. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 14, л.100 с об.
  19. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 12, л.77.
  20. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 14, л.29 с об.
  21. ГАМО ф. Д- 3, оп. 1, д. 1, л.87 с об.
  22. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 14, л. 81 с об, 84.
  23. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 10, л.105 с об.
  24. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 14, л.126.
  25. Там же, л.107.
  26. Там же, л.109 с об.
  27. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 13, л.1 с об.
  28. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 7, л.10.
  29. ГАМО ф. Д- 3, оп. 1, д. 1, л.90-92.
  30. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 15, л.64 с об.
  31. Там же, л.67-68 с об.
  32. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 13, л.4.
  33. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 7, л.6.
  34. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 13, л.4 об.
  35. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 7, л. 11 с об.
  36. ГАМО ф. Д- 1, оп. 1, д. 1, л.9.
  37. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 16, л.2 с об.
  38. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 10, л.34 – 35 об.
  39. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 16, л.8 – 9 с об.
  40. ГАМО ф. Д- 2, оп. 1, д. 10, л.183 с об.
  41. Там же, л.162 с об.

42. ГАМО ф. Д- 1, оп. 1, д. 9, л.29.

(10)

1 комментарий:

  1. Церковная история дореволюционной Колымы становится более ощутимой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *